Вход в личный кабинет
Главная | Статьи | Тендеры будущего: чего ждать в 2018-м?

Тендеры будущего: чего ждать в 2018-м?

Многочисленными подзаконными актами в тендерном законодательстве уже никого не удивить: их количество исчисляется десятками. Само собой, начало нового календарного года сулит вступление в силу очередных изменений – рассказываем о них.

Сначала о том, к чему точно нужно готовиться участникам рынка закупок с 1 января 2018 года. С нового года снижаются пороговые значения годового объема выручки и величины активов, при которых заказчики по 223-ФЗ вправе или обязаны осуществлять закупки у субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП). «Мы снижаем для заказчиков порог по годовому объему выручки с 2 млрд рублей до 500 млн, стало быть, автоматически расширяется количество возможных участников», – сообщил премьер-министр Дмитрий Медведев.

В число заказчиков включены также автономные учреждения – федеральные и субъектов Российской Федерации.

По данным Минфина, по результатам I полугодия 2017 года доля закупок госкомпаний у субъектов МСП от общей стоимости заключенных договоров составила около 11,2%.

Посмотреть активные тендеры для МСП >>>

«Теоретически нововведение может увеличить объем закупок госкомпаний у МСП, но что помешает в таких случаях регистрировать новые малые предприятия и под них проводить коррупционные закупки? – комментирует руководитель тендерного отдела ГК «Бико» Екатерина Дементьева. – Мне кажется, что более действенным способом для расширения доступа МСП к тендерам по 223-ФЗ может стать введение исчерпывающего перечня документов и сведений, которые заказчик может требовать от участников».

Проверить тендеры на коррупцию >>>

С 1 января вводятся единые правила и особенности описания лекарственных препаратов и унификации процедуры их закупки по 44-ФЗ. Теперь в тендерной документации госзаказчики должны указывать лекарственную форму препарата, его дозировку и остаточный срок годности. Допускается также указание на путь введения лекарства, а для препаратов для использования в педиатрической практике – на возраст ребенка.

При этом запрещено указание определенных единиц измерения дозировки лекарственного препарата, если есть возможность конвертирования в другие единицы. Нельзя также указывать объём наполнения первичной упаковки и формы выпуска, вспомогательные вещества, фиксированный температурный режим хранения при наличии альтернативного, количество единиц препарата во вторичной упаковке, требования поставки конкретного количества упаковок вместо количества самого препарата и другие характеристики, которые содержатся в инструкции по его применению и указывают на конкретного производителя.

«Использование перечисленных характеристик при описании объекта закупки всё же допускается, когда нет другой возможности описать лекарственный препарат, – поясняет тендерный эксперт ГК «Бико» Нина Кожурова. – В этом случае закупочная документация должна содержать обоснование необходимости указания таких характеристик. Стоит сказать, что мера довольно спорная. На мой взгляд, госзакупка лекарственных средств – не та сфера, где необходимо столь жёсткое регулирование. Например, есть лекарства, где дозировка того или иного вспомогательного вещества влияет на эффективность препарата».

Посмотреть активные закупки медизделий >>>

Каталог и ныне там

А теперь об изменениях гипотетических. Будущее многострадального и долгожданного каталога товаров, работ и услуг (ТРУ), который будет функционировать в единой информационной системе госзакупок (ЕИС), пока кажется весьма туманным. Его создание предусмотрено 44-ФЗ. По мнению властей, каталог кардинально изменит работу всех участников рынка: значительно упростит контроль прозрачности и эффективности закупок, установит единый формат информации о проводимых тендерах, позволит рассчитать референтные цены на объекты закупок. Кроме того, посредством каталога планируют исключить необоснованные требования заказчиков: они не смогут сами описывать закупаемые товары, работы или услуги – необходимо будет выбирать из уже существующего списка.

Официальный сайт госзакупки

Ввести каталог ТРУ в действие планировали 1 октября сего года. Но тут случился казус министерского уровня. В апреле глава правительства подписал постановление, по которому все полномочия в сфере госзакупок от Минэкономразвития отошли Минфину. Последний сразу же принялся за доработку каталога. Однако изменения, которые запланировало ведомство, оказались слишком уж глобальными: Минфин предложил изменить правила формирования и использования каталога ТРУ, разработанные ранее Минэкономразвития. Министерство финансов решило формировать позиции каталога «при участии отраслевых федеральных органов исполнительной власти», а «в целях обеспечения интеграции каталога с иными государственными информационными системами изменить порядок формирования позиции каталога и ее кода». При этом ведомство заверило, что запустит каталог ТРУ в декабре.

«Во всей этой эпопее с каталогом совершенно непонятен конечный результат, – недоумевает тендерный специалист «Бико» Дарья Малахова. – Сроки по его вводу в эксплуатацию постоянно переносятся, процесс затянут. Ни поставщики, ни заказчики не понимают, к чему им готовиться. Вполне возможно, что с вводом каталога ТРУ возникнет стрессовый момент: может провалиться значительная часть закупок».

Обещать – не значит перевести

В марте этого года глава ФАС Игорь Артемьев высказывал надежду, что еще во время весенней сессии депутаты Госдумы примут поправки в 44-ФЗ, предусматривающие перевод всех госзакупок в электронный формат. Артемьев назвал данный законопроект «фундаментальным»: «Как вы знаете, если перевести те же конкурсы в электронный вид, то любое несанкционированное вмешательство всегда будет обнаружено», – отмечал глава ведомства.

Однако надежды ФАС и игроков тендерного рынка не оправдались: законопроект не принят до сих пор, а само рассмотрение поправок затянулось на внушительные два года. Оправдаются ли большие надежды в 2018 или даже в 2019 году – неясно. В апреле этого года глава Федерального казначейства Роман Артюхин попросил президента РФ Владимира Путина перенести полный перевод госзакупок в электронный формат на 2019 год: не стоит, по его мнению, внедрять данный функционал «с колёс». Путин инициативу Артюхина поддержал и дал поручение правительству обеспечить принятие Госдумой РФ законопроекта с поправками к 44-ФЗ, которые предусматривают: с 1 июля 2018 года – право госзаказчиков на проведение процедур определения поставщиков в электронной форме, а с 1 января 2019 года – обязанность заказчиков проводить гостендеры в электронном формате. Правительство не обеспечило, Госдума не приняла, успеют ли сделать всё это до конца года – маловероятно.

В I полугодии 2017 года самым распространенным конкурентным способом определения поставщика оставался электронный аукцион, доля извещений которого составила 54,74 %. Объем размещенных извещений о проведении электронных аукционов составил 67,68 % от общего объема размещенных в ЕИС извещений.

Посмотреть активные аукционы >>>

«Электронизация тендеров очень нужна и важна, – комментирует эксперт Нина Кожурова. – Перевод закупок в электронный формат должен сделать их максимально прозрачными. На мой взгляд, электронизация позволит расширить доступ к тендерам поставщикам. Кроме того, электронный формат торгов исключит возможность привлечения к закупкам «своих» поставщиков. Анонимность заявок, которую планируют предусмотреть при электронизации, поможет свести к минимуму коррупцию. Надеюсь, что в 2018 году всё-таки начнут переводиться в электронную форму такие способы закупок, как запрос котировок, запрос предложений и конкурсы».

Кстати, электронизация закупок невозможна без введения в эксплуатацию того же каталога ТРУ и адекватного функционирования ЕИС. Со вторым, как и с первым, тоже пока больше вопросов.

Жалобы от участников тендерного рынка на ЕИС, которая создана на базе сайта госзакупок, давно стали делом привычным: «Система часто падает, что затягивает сроки размещения извещений и подведения результатов. Есть опасение, что часть заявок участников закупок по причине возможных технических сбоев со стороны ЕИС не будет подана, – констатирует Дарья Малахова.

Стандартный подход

Что касается изменений, которые может претерпеть в 2018 году 223-ФЗ, то они участникам тендеров давно известны: не один год обсуждаются, не единожды писались и вносились на рассмотрение Госдумы поправки, которые пока так и не были приняты.

Как известно, закон «О закупках отдельных видов юридических лиц» носит рамочный характер – заказчику предоставлено огромное поле для маневров, чем те, собственно, и пользуются. Например, в 223-ФЗ не прописаны четкие требования к способам закупок.

На сегодняшний день заказчиками применяется уже 4788 способов определения поставщика, которые зачастую маскируют закупки у единственного поставщика.

Подобрать выгодные тендеры для участия >>>

«Указанные проблемы могут быть урегулированы посредством установления исчерпывающего перечня конкурентных способов осуществления закупок, а также основных требований к порядку осуществления закупки указанными способами», – полагает Минфин.

Законодатели предлагают оставить в основе следующие способы закупок: конкурс, аукцион, запрос котировок, запрос предложений. Для всех них будут регламентированы минимальные сроки подачи заявок на участие.

«Нужно обязательно на законодательном уровне закрепить ограниченный перечень способов закупок, – уверена Екатерина Дементьева. – Сами заказчики не должны их изобретать, как происходит сейчас. Нужно обязательно сформировать перечень, а госкомпании уже будут выбирать из него подходящие способы, прописывать их в своих положениях о закупках. Надеюсь, что в 2018 году данная поправка к закону будет принята».

Еще одна головная боль поставщиков, которые принимают участие в тендерах по 223-ФЗ, – огромное количество электронных торговых площадок (ЭТП).

По состоянию на 1 июля 2017 года, с ЕИС интегрирована 181 ЭТП для проведения тендеров по 223-ФЗ.

«Сложившаяся ситуация в сфере функционирования электронных площадок не позволяет обеспечить оптимальный контроль за соблюдением требований закона № 223-ФЗ уполномоченным контрольным органом, – констатирует Минфин. – Неограниченное число электронных площадок вынуждает потенциальных участников закупок проходить аккредитацию на значительном количестве таких площадок, что приводит к возникновению дополнительных временных и финансовых затрат. Указанные факторы также создают предпосылки для злоупотреблений со стороны недобросовестных заказчиков».

Министерство вполне логично предлагает значительно сократить количество ЭТП и установить к ним единые исчерпывающие требования.

«Ограничение числа ЭТП необходимо, прежде всего, для субъектов МСП, – считает Нина Кожурова. – На большинстве площадок – свои тарифы, многие требуют конкретную электронную подпись (ЭП). Если сузить количество ЭТП, то, соответственно, меньше станут затраты поставщиков на тарифы и оформление ЭП, участие в закупках госкомпаний станет более доступным».

В 2018-м могут быть приняты поправки, которые предусматривают дополнение процедуры торгов по усмотрению заказчика. Так, предлагается прописать в 223-ФЗ следующие этапы:

  • предварительный этап с проведение конкурентных переговоров;

  • предварительный квалификационный отбор (сейчас его довольно активно используют госкомпании «Роснефть» и «Газпром»);

  • переторжка по расширенной модели, когда можно улучшить не только цену, но и условия исполнения контракта;

  • альтернативные предложения (если прописаны заказчиком в тендерной документации);

  • преддоговорные переговоры (после объявления победителя).

Все перечисленные дополнительные элементы можно будет сочетать в рамках одной процедуры. То есть заказчик сможет «собирать» закупку, как из деталей конструктора.

«Большая часть поправок, которые предлагается внести в 223-ФЗ, направлена на унификацию закупок, – поясняет руководитель тендерного отдела «Бико» Екатерина Дементьева. – Однако такие тендеры-конструкторы – это возможность собирать усложненную для участников закупку. Подобная модель конструктора оправдана, когда речь идет о крупных контрактах. Но абсолютно не применима для мелких, где она станет лишь инструментом для ограничения конкуренции. В таком случае все идеи по унификации и расширению доступа для МСП сойдут на нет».

Итак, самые ожидаемые и давно назревшие нововведения в сфере тендеров известны не первый год и кочуют по созывам и чтениям в Думе. При этом первоначальные поправки в 44-ФЗ и 223-ФЗ уже неоднократно перекраивались и дорабатывались. Стоит ли ждать глобальных новшеств в 2018 году, остаётся под большим тендерным вопросом.


Рекомендуем
Вступает в силу вторая часть поправок к Закону № 223-ФЗ
18.07.2018

​С 1 июля 2018 году вступили в силу поправки, внесенные в Закон № 223-ФЗ в конце прошлого года.

Если заказчик нарушает закон: что делать поставщику?
29.03.2016

Нарушения законодательства со стороны заказчиков на любом этапе закупки – явление нередкое. Однако до сих пор многие поставщики не знают, как действовать, если их права нарушены. На самые распространенные вопросы участников закупок отвечает Анна Крайнева, руководитель тендерного отдела ГК BiCo.

Анна Нестерова: Пик выплат по гарантиям пройден
20.10.2015

Инициативу узаконивания единого реестра банковских гарантий и убытки банков из-за выплат по гарантийному обеспечению пресс-службе ГК BiCo прокомментировала Анна Нестерова – генеральный директор ООО «ИК «Центр Капитал», член Президиума генерального совета «Деловой России».



Нажимая на кнопку "Отправить заявку", вы принимаете условия пользовательского соглашения.

Уточняем ваши пожелания. Подбираем лучшие тендеры.
Вы участвуете и побеждаете!