Вход в личный кабинет
Реклама
Главная | Интервью | Рынку закупок нужен естественный отбор ЭТП

Рынку закупок нужен естественный отбор ЭТП

Алексей Ульянов об отборе ЭТП на Bicotender.ru

Как известно, Правительство РФ не поддержало проект Минэкономразвития по проведению отбора ЭТП. Документ должен быть разработан в 2015 году. Срок и цена вопроса вызывают активные споры в профессиональной сфере. Площадки выступают против искусственных и непонятных условий выбора и хотят четких критериев профессиональной деятельности для возможности саморегулирования. Генеральный директор НАИЗ Сергей Габестро и исполнительный директор НАИЗ Георгий Сухадольский уже высказали свою точку зрения. Нам стало интересно, поддерживает ли мнение своих коллег директор по развитию НАИЗ Алексей Ульянов. В интервью с пресс-службой BiCo Алексей рассказал об отборе ЭТП, антимонопольной политике, а также о результатах работы Национальной ассоциации институтов закупок за 1 квартал 2015 года.

– Алексей Сергеевич, начать нашу беседу хотелось бы с очень актуальной для тендерного рынка новости об отмене проекта Минэкономразвития. Прокомментируйте, пожалуйста, что Вы думаете по этому поводу?

– Как мы знаем, проект Минэкономразвития был разработан во исполнение п.31 антикризисного плана для увеличения доступа малого и среднего бизнеса к закупкам госкомпаний и закупкам субъектов по 223-ФЗ. Соответственно, для осуществления данного проекта ведомство и предложило провести отбор электронных торговых площадок. На мой взгляд, это нарушение распоряжения Правительства по антикризисному плану, поскольку данный процесс не имеет никакого отношения к доступу МСП к закупкам госкомпаний. Такое предложение чиновников, как минимум, подозрительное. Давайте вспомним аналогичный случай – отбор ЭТП для госзаказа по 44-ФЗ. Мы знаем, что для отбора площадок не были использованы  абсолютно очевидные критерии: доля несостоявшимися торгов, доля аукционов, по результатам которых контракт заключен с единым поставщиком, и другие. Такие критерии справедливо показывают, насколько площадки справляются со своими обязанностями и отсекают процедуры, заточенные под одного участника. Но, к сожалению, возвращаясь к недавним событиям, чиновники отказались разрабатывать подобные критерии для отбора ЭТП по 44-ФЗ. Соответственно не будут они применяться и для отбора по 223-ФЗ. Из этого можно сделать вывод – это создает риски коррупции.

– Алексей Сергеевич, если я правильно понимаю, вы согласны с коллегами и предлагаете для начала отбора создать четкие критерии выбора?

– Да. Если мы говорим про отбор по 44-ФЗ, то, как минимум, нужно установить четкие прозрачные критерии выбора, обсудив их с экспертным сообществом. На мой взгляд, необходимо прописать такие рамки, как установление жестких требований, относящихся к информационной безопасности и опыту работы площадки; учет процентной составляющей несостоявшихся аукционов, а также контрактов, заключенных с единственным поставщиком. Более того, мы предлагали рассмотреть в качестве критерия отбора такой показатель, как прибыль. Площадка должна быть финансово устойчива, не пытаться использовать доступ к госзаказу для того, чтобы компенсировать свою неэффективную работу на рынке корпоративных закупок. Наоборот, критерий прибыльности позволит привлечь в сектор госзаказа сильных игроков с рынка корпоративных закупок.  

Однако, наша ключевая идея с коллегами из НАИЗ заключается в том, что отбор вообще не нужен. Вообще. Когда в России чиновники устраивают какой-нибудь «отбор», возникают нехорошие ассоциации. Предлагаю вновь вспомнить 2010 год и как проводился отбор ЭТП по госзаказу – предшественнику 44-ФЗ – 94-ФЗ.

Результаты отбора тогда были объявлены руководителем ФАС Игорем Артемьевым до официального подведения итогов, т.е. мы можем сделать вывод, что решение было принято заранее, а выбранные площадки на тот момент еще даже не действовали! Чтобы не повторять ошибок прошлого и не просто отобрать и забыть, нужно установить четкие требования работы ЭТП. Я считаю, что если провести разовый отбор, мы убьем рынок, потому что те, кто его пройдут, успокоятся и перестанут развиваться. А те, кто не пройдут, опустят руки, ведь их отодвинут от триллионного рынка.

А теперь рассмотрим такой вариант: мы устанавливаем прозрачные требования, у всех ЭТП есть возможность развиваться и достигать необходимого уровня. Если ты сегодня не соответствуешь заданной планке, но завтра усовершенствуешь свои системы и процессы и достигнешь необходимого уровня, ты начинаешь автоматически работать с госзаказом. Таким образом, мы создаем дополнительный стимул для площадок стать лучше и поддерживаем рынок. Вопрос заключается только в том, почему так не хотят сделать?

Алексей Сергеевич, а почему, на Ваш взгляд, Минэкономразвития вообще затронуло эту тему? Это как-то связано с работой пяти официальных ЭТП?

– Это происходит, потому что российские чиновники чувствует абсолютную безнаказанность. Знаете, исполнение п.31 антикризисного плана не единичный случай, когда Правительство пишет одно, а ведомства предлагают абсолютно другое. Например, недавно выявили такую историю: опираясь на п.25 антикризисного плана, в котором прописано, что не нужно называть малый бизнес монополистами, и что ФАС должен был перестать акцентировать все внимание на малом бизнесе и заняться крупными компаниями. Вместо того чтобы приступить к исполнению данного пункта, ФАС выдвинул предложение расширить свои полномочия, причем разработанные в интересах иностранных компаний для продолжения политики против МСП. В свою очередь, абсолютная безнаказанность и несменяемость российского чиновничества приводит к подобным вопиющим случаям нарушения исполнительской дисциплины.

Сегодня такая тенденция есть и в секторе закупок госкомпаний. Существует желание превратить по возможности 223-ФЗ в 44-ФЗ и загнать всех под одну гребенку. Так еще и руководить всем процессом, чтобы не пропустить мимо себя ничего... Мы считаем эту тенденцию крайне опасной. Вообще 44-ФЗ при всей его прогрессивности, к сожалению, несет еще много «родимых пятен» от 94-ФЗ – закона, который мы считаем одним из самых вредных. Вред заключался в том, что соблюдение процедуры было поставлено выше, чем содержание и результат,  создался целый класс посредников, зачастую связанных с регуляторами, которые отодвинули от госзаказа производителей и реальный сектор. Все страны мира используют госзаказ для решения важнейших социально-экономических задач – технологических прорывов, поддержки тех или иных отраслей промышленности, малого бизнеса, инноваций, отстающих регионов и т.д. но Россия сама себя обрезала в этом отношении, приняв 94-ФЗ. Даже пресловутая прозрачность, которую называют чуть ли не единственным достижением 94-ФЗ, не принесла ничего – ведь прозрачность важна не сама по себе, а для уменьшения коррупции. Но коррупция при 94-ФЗ только возросла.  На сегодняшний день 44-ФЗ, при всей его прогрессивности, не до конца избавился от всех «родимых пятен»  94-ФЗ, и если мы допустим такие же ошибки в сфере корпоративных закупок, то мы разовьем посредничество и коррупцию. Подводя итог, скажу, что желание отрегулировать закупки госкомпаний постоянно вырывается наружу, в том числе и в виде подобных инициатив.

– Как Вы думаете, отразится ли изменение количества ЭТП на непосредственных участниках торгов? Или это внутренний процесс, который не повлияет на работу поставщиков и заказчиков?  

– Конечно, отразится. Не стоит думать, что это просто какие-то процессы, которые нас не касаются. Ни для кого не секрет, что чиновники хотят сократить, а не увеличить количество ЭТП. Даже по 44-ФЗ пяти площадок им много, и поступают предложения сократить их до двух-трех-четырех. Та же ситуация и по 223-ФЗ. Свою главную цель - сократить количество ЭТП, никто не скрывает, потому что станет легче их контролировать. Наша организация отправляла запрос в ФАС для того чтобы узнать, проводилось ли хоть одно контрольное мероприятие за период работы ЭТП. Ответ – нет.

Если говорить об информационной безопасности, очевидно, что в случае сокращения числа ЭТП, появится монополия, которая, не сталкиваясь с конкуренцией, начинает меньше думать о клиентах. Мы получим рост сбоев в системе, отсутствие возможности разместить свою процедуру и т.д., утечки информации. В свою очередь, равная жесткая конкуренция решает подобные проблемы сама собой, потому что если ты столкнешься с недобросовестной ЭТП один раз, ты можешь перейти на другую. Но мы сейчас говорим о ситуации, когда участники торгов будут поставлены в условия, где оперируют только 2-3 площадки, выбранные чиновниками. В таком случае, у них просто не будет выбора.

К вопросу об увеличении доступа малого бизнеса, по большому счету, такой вариант развития событий не имеет ни малейшего отношения. Работать с площадками станет сложнее, возрастет риск сбоев, утечки информации, конкурсы будут построены под кого-то одного участника. Мы получим исключение реальных товаропроизводителей, поставщиков услуг из закупочного процесса в целом. Посредники окончательно захватят этот рынок, а производитель окажется в ситуации, когда он будет вынужден просто уйти из этого процесса и все решать через приближенных к чиновникам посредникам. Сейчас это распространено в госзакупках, и то же самое будет в закупках корпоративного сектора. Не будем забывать, что 223-ФЗ – это не просто какие-то естественные монополии и госкомпании, это  около 200000 субъектов.

– Как Вы думаете, какие варианты решения сложившейся в России ситуации? Что нужно предпринять в ближайшее время?

– Первое – никаких отборов и четкие единые для всех критерии работы. Есть ли проблемы на рынке ЭТП? Да, конечно, есть. Есть ли площадки аффилированные с конкретным производителем? Да, конечно есть. Возможно, какое-то регулирование здесь нужно, но этот отсев можно произвести путем выставления жестких рамок. То есть захотел – подтянулся, захотел – перестал быть аффилированным. Соответствуешь требованиям и работаешь. Да, сначала их удовлетворяют условно 5-6-7 площадок, завтра уже 10-12, поскольку подтянутся еще несколько площадок, и так далее. Проблема контроля надумана, поскольку реального контроля за последние 5 лет не было. Никаких отборов в общепринятом понимании не нужно ни по 223-ФЗ, ни по 44-ФЗ. Ну и, конечно, необходимо подумать над применением закона о контрактной системе, я имею ввиду 44-ФЗ, а именно: исключить эти негативные пятна, которые не имеют никакого отношения ни к логике, ни к здравому смыслу, ни к мировому опыту. Нужно сделать закон более гибким, уйти от контроля процедуры, усилив контроль за результатами.

Наша организация уже предпринимает шаги в этом направлении. Мы сейчас проводим исследование, и по предварительным данным 2/3 торгов, которые ФАС признает недействительными, с начальной ценой контракта менее 100 тысяч евро, то есть 5,5 млн рублей. А это значит, что 2/3 усилий ФАС тратит на закупки, являющиеся по меркам США, ЕС и ОЭСР мелкими и не подлежащими контролю. Более того, почти 10% усилий ФАС уходит на закупки менее 100 тысяч рублей, хотя такие конкурсы не должны регулироваться даже по действующему 44-ФЗ.  

ФАС руководствуется п.2 ч.1 статьи 11 закона «О защите конкуренции», в котором не установлено никаких порогов, и можно признать картелем фактически все, например, если два ИП сделают что-то одновременно. А тем временем крупные закупки проходят с очевидными нарушениями и заточенными процедурами без всякого контроля ФАС. Чтобы избавиться от этого, нужно резко поднять пороги, развязав тем самым заказчика и дав ему возможность не тратить на контроль денег больше, чем на саму процедуру. Нужно развивать внутренний контроль заказчика, общественный контроль, систему спецорганов, централизованных закупок, биржевую торговлю, заменив тем самым мелочный и бессмысленный  контроль многочисленных чиновников. Ничего даже не нужно придумывать, просто возьмите рекомендации ОЭСР, Федеральную контрактную систему США и перепишите это грамотным юридическим русским языком согласно тем принципам, о которых говорилось ранее: гибкость, отказ от процедурного и мелочного контроля, повышение возможности выбора вариантов способов закупки, включая биржевые, с ужесточением контроля конечного результата.   

Алексей Сергеевич ведет большую общественную работу,  является  антимонопольным экспертом Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» и директором по развитию «Национальной ассоциации институтов закупок» (НАИЗ). Поэтому мы не могли не узнать у столь интересного человека о его первостепенных планах и задачах на ближайшее время.

– Алексей Сергеевич, поделитесь с нашими читателями, какое направление является для Вас наиболее приоритетным на 2015 год?

– Вплотную закупками я стал заниматься относительно недавно, с организацией НАИЗ, поэтому большую часть усилий до этого я тратил на антимонопольное направление. Связано это с тем, что наша антимонопольная политика, мягко скажем, за гранью фантастики. И находится там до сих пор, несмотря на то, сколько определенных успехов и подвижек нам удалось достигнуть. Россия – единственная страна в мире, где можно назвать монополистом малый бизнес, вплоть до ремонта обуви, пекарни, бани, типографии и т.д. У нас недавно вышла книга «От батутов до попкорна:100 монополистов России», в которой мы собрали 100 реальных случаев, когда маленькие компании или ИП были признаны монополистами. Число дел, которые ФАС возбуждает ежегодно, больше, чем во всем мире, причем только у нас можно назвать «монополистом» малый бизнес.. Например, в США возбуждают 100 дел в год , и все - по отношению к действительно крупным компаниям, причем чаще иностранным, потому что они свою политику используют для защиты внутреннего рынка. ФАС возбуждает 61000 дел в прошлом году, из которых 80% против малого бизнеса.

Второе направление, над которым нужно серьезно работать, это то, что антимонопольную политику нужно использовать для защиты внутреннего рынка, а не наоборот, как у нас в стране. В США 92% штрафов наложено на иностранные компании, т.е. те нормы, которые они не применяют к своим, они охотно применяют к иностранным компаниям. То же самое и в ЕС. В Японии антимонопольная политика вообще возникла как ответ на претензии к японским компаниям на американском рынке, т.е. не для внутренней работы, а в качестве ответа на иностранный прессинг. Какова ситуация в России: на иностранцев накладывают 0,6% от всех штрафов, и это только после того, как мы начали бить тревогу. Самое пугающее, что жалобы иностранных компаний на российский бизнес отрабатываются с гораздо большим усердием, чем наоборот.

Есть еще одна проблема, связанная с предыдущими: анализ рынка в решении ФАС, то без чего антимонопольщики на западе не могут ступить и шага, присутствует лишь в 1,5 % решений. Можно зайти на сайт и увидеть, что решение ФАС зачастую занимает 1 абзац. Бывают, конечно, исключения, но в среднем это не более 5-6 страниц. На западе любое решение составляет 60-70 страниц, а если это крупная сделка, и того больше. По данным международного экономического форума, специалисты провели анализ глобальной конкурентоспособности, где Россия занимает 53 место из 144 стран, а по эффективности антимонопольной политики 102 место. Нужно это исправлять.

Чего нам удалось добиться за эти два года:

  • Приказ Федеральной антимонопольной службы от 30 января 2015 г. № 33/15 «О внесении изменений в Порядок проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке, утвержденный приказом ФАС России от 28 апреля 2010 г. № 220» (далее – Приказ № 220) учел часть замечаний предпринимательского и экспертного сообщества по 20 позициям;
  • Федеральным законом от 8 марта 2015г. № 45-ФЗ принята новая редакция статьи 178 Уголовного кодекса РФ;
  • Частично учтены замечания по Методике контроля ценообразования доминирующих хозяйствующих субъектов;
  • Правительство поручило ФАС в рамках антикризисного плана, наконец, установить  иммунитеты для субъектов малого и среднего предпринимательства и проверки;
  • Из четвертого антимонопольного пакета исключается норма, предоставляющая доступ ФАС к налоговой тайне;
  • Новации ФАС, расширяющие понятие «недобросовестной конкуренции», пойдут отдельным законопроектом и будут обсуждены в т.ч. на площадке АСИ.

– Алексей Сергеевич, большое спасибо за смелое и информативное интервью, в котором Вы вносите ясность во многие нюансы тендерного рынка. Желаем Вам успехов в развитии и усовершенствовании антимонопольной политики России!

Интервью подготовлено пресс-службой ГК BiCo.
Перепечатка и копирование материалов сайта обязательны со ссылкой на BicoTender.ru

 

Рекомендуем
Поставщиков продовольствия освободят от обоснования цен
24.11.2016

Правительство РФ внесло в Госдуму законопроект, который значительно смягчает требования к поставщикам товаров для жизнеобеспечения при участии в госзакупках.

Малые закупки по 44-ФЗ
22.03.2016

Любому государственному заказчику время от времени приходится совершать закупки на небольшие суммы. В некоторых случаях их объем настолько мал, что проведение конкурентных торгов считается нерациональным с экономической точки зрения. Поэтому законодатель разрешает проводить малые закупки по 44-ФЗ у единственного поставщика.

Необходимо готовиться к изменениям макроэкономической ситуации.
05.02.2015

Исполнительный директор в Национальной ассоциации институтов закупок Георгий Сухадольский поделился с «БиКо» своим мнением о реализации 44-ФЗ, стимуляции поддержи малого и среднего бизнеса и расширении их прав и свобод , а также рассказал о новых проектах компании.