Вход в личный кабинет
Реклама
Главная | Интервью | Гособоронзаказ: законодательный нонсенс

Гособоронзаказ: законодательный нонсенс

Об ошибках и провалах 275-ФЗ пресс-службе BiCo рассказала доктор юридических наук Ольга Беляева

Осенью прошлого года в Федеральный закон «О государственном оборонном заказе» внесены поправки, которые до сих пор вызывают множество вопросов (порой – недоумение) у поставщиков. Об ошибках и провалах 275-ФЗ пресс-службе BiCo рассказала ведущий научный сотрудник, заведующая кафедрой частноправовых дисциплин Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, доктор юридических наук Ольга Беляева.

– Ольга Александровна, давайте для начала охарактеризуем гособоронзаказ, потому что многие поставщики до сих пор думают, что это исключительно танки и пушки. Например, пуговицы и нитки также закупаются в рамках ГОЗ?

– Понятие гособоронзаказа является довольно широким. Например, совсем недавно я столкнулась на практике с такой ситуацией, когда текущий ремонт, уборка, охрана тоже были признаны гособоронзаказом, включены в него. Вообще ГОЗ – это довольно широкая система. Та же еда для солдат – это тоже ГОЗ. Поэтому он не сводится исключительно к вооружению и военной технике. Но вообще ГОЗ – это закупки для нужд армии. В настоящее время заказчик в рамках ГОЗ у нас один – Министерство обороны Российской Федерации.

– В чём главная суть ГОЗ: каковы основные отличия 275-ФЗ от других законов, регулирующих тендерный рынок? Есть ли какие-то принципиальные моменты, которые нужно учитывать поставщикам?

– Я полагаю, что на сегодняшний день принципиальное отличие гособоронзаказа от других законов – это введение жесточайших условий банковского сопровождения. Именно это я считаю самым главным отличием. Сам по себе гособоронзаказ – это неконкурентная среда. Вот это надо понимать чётко. То есть если мы говорим, допустим, о рынке продуктов питания или лекарственном рынке – это конкурентный рынок, он очень насыщенный. А гособоронзаказ – он по существу своему не такой. Во-первых, заказчик по большому счёту один у нас на всю страну и, соответственно, именно он определяет правила игры. Но, как Вы понимаете, у нас немного производителей, например, бронетранспортёров, поэтому рынок этот неконкурентный. В основном, гособоронзаказ – это единственные поставщики, то есть это не тендерная закупка, а именно прямая закупка. Я бы сказала, что это особая характеристика ГОЗ, а законодательное основное отличие – это жесточайшее банковское сопровождение. Оно, конечно, выросло из контрактной системы: понятно, что его не с нуля придумали. Но если сравнить с тем, что предусмотрено в контрактной системе, то нормы, предусмотренные в ГОЗ, – это совершенно разные типы банковского сопровождения.

– Почему понадобился отдельный закон для регулирования в этой сфере? Нельзя ли было уложить всё в рамки того же 44-ФЗ?

– Во-первых, это традиционное специальное регулирование: ныне действующий закон не первый, который посвящён ГОЗ. Я хотела бы подчеркнуть, что сам закон о контрактной системе предусматривает, что он действует на ГОЗ только в части, не противоречащей специальному закону. То есть закон о ГОЗ гармонично встроен в эту систему, потому что нужно понимать, что 44-ФЗ не может охватывать всё (да и не охватывает). Наше законодательство действует в системе: есть Конституция, Гражданский кодекс… Есть закон о контрактной системе, а дальше уже – определённая специфика. Закон о гособоронзаказе применяется как специальный закон перед общими. Это вполне логично, так как речь идёт о безопасности и обороноспособности государства – здесь нельзя обойтись общими нормами. Иными словами, 275-ФЗ как бы конкретизирует некоторые аспекты 44-ФЗ.

– В прошлом году ГОЗ выполнен не на 100%. Как думаете, что мешает выполнять его в полном объёме? Может, дело в несовершенствах законодательства?

– Чтобы дать комплексный ответ, что конкретно мешает выполнять ГОЗ в полном объёме, нужно говорить и о макро-, и о микроэкономических причинах, и об общей ситуации на рынке. Я же могу дать ответ только как юрист. Да, законодательство несовершенно. Законодательство у нас очень нестабильное: постоянно вносится какое-то сумасшедшее количество поправок в законы, 275-ФЗ – не исключение. Несовершенства имеют место быть. Но нужно понимать, что не законодатели являются инициаторами поправок в законодательство. Инициаторами могут быть и все участники ГОЗ, и Министерство обороны. Насколько я знаю, сейчас разрабатывается очередной пакет поправок в закон о ГОЗ, который направлен на оптимизацию его норм. Будем надеяться, что хотя бы некоторые законодательные препоны исчезнут, потому что, ещё раз повторю, мне сложно судить, в чём заключаются конкретные причины неисполнения ГОЗ, потому что это могут быть и действия головных исполнителей, и заказчика, и общие макроэкономические причины. С точки зрения законодательства здесь есть, над чем работать.

– С сентября 2015 года вступили в силу масштабные поправки в законодательство по ГОЗ. В чём их суть? Что принципиально изменилось в ГОЗ с их внесением?

– Начну с того, что в прошлом году 275-ФЗ был очень серьезно модернизирован. Причем особенность заключалась в том, что поправкам, внесённым в закон о ГОЗ, была придана обратная сила. Это нонсенс для современного законодательства, потому что, как известно, закон обратной силы не имеет. Если только иное не сказано в самом законе.

Произошло следующее. Контракты в рамках ГОЗ длительные: это не один год, есть контракты пятилетние, есть ещё больше. Например, трёхлетний контракт на ГОЗ – это абсолютно нормальная ситуация в отличие от обычных контрактов по 44-ФЗ, где в 95% случаев 25 декабря бюджетные ножницы отрезают деньги, соответственно, и контракты, в основном, небольшие по срокам.

Поправки начали действовать с 1 сентября 2015 года. Казалось бы: если у тебя уже заключён государственный контракт на оборонку, то ты можешь его спокойно заканчивать, а новые контракты уже заключать по новым правилам. Нет! Было предусмотрено, что новый закон будет применяться и к тем контрактам, которые были заключены ранее. То есть новые правила вклинивается в уже действующие отношения и их совершенно серьёзным образом меняют. Не говоря уже о том, что новые госконтракты должны заключаться по новым правилам с учётом поправок в закон о ГОЗ.

Поправки эти мне лично напоминают деятельность уважаемых правоохранительных органов: такое ощущение, что всё, что на данный момент придумано для ГОЗ, – это отголоски тех злоупотреблений, которые расследовались и СК, и Росфиннадзором при строительстве всем известных нам объектов. То, что предусмотрено в законе сейчас, по сути говоря, облегчает работу уважаемых следователей – только и всего.

Итак, какой смысл этих поправок? Существует понятие «кооперация головного исполнителя». Головные исполнители – это, в основном, все единственные поставщики, это наши оборонные предприятия. Каждому государственному контракту, который заключается с головным исполнителем, присваивается идентификатор – специальный номер. Далее у головного исполнителя есть исполнитель, у исполнителя – другой исполнитель: то есть получается некий субподряд, цепочка. Но при этом в законе не прописана глубина кооперации, её конец. Так, если начинать с Минобороны, с заказчика, то получается, например, четыре звена, а если с головного исполнителя – уже три. Но парадокс заключается в том, что как бы мы ни читали закон, знаете, кто получается главным сейчас в ГОЗ? Банк, в котором открыт счёт: как банк истолкует закон, так оно и будет. А банки наши в настоящее время толкуют закон таким образом, что кооперация головного исполнителя является бесконечной.

На практике существует много недопониманий на этот счёт. Например, я строю бронетранспортёр – где заканчивается моя кооперация? Один коллега мне ответил, что кончается она в шахте, где руду добывали. А я ему предложила: может, она заканчивается в горном университете, где учили геолога, который нашёл эту руду? Чёткого обоснования в законе нет, поэтому абсурдность ситуации сегодня достигает апофеоза. Потому что получается, что если ты заключил государственный контракт, то все сделки вспомогательного значения, которые ты заключаешь, должен тоже присовокупить к этому государственному контракту. Каким образом: накануне заключения сделки нужно сообщить идентификатор своему контрагенту, а тот дальше по цепочке будет сообщать его всем остальным. Если кто-то, например, продает нитки, то должен понимать, что и он где-то когда-то со своим небольшим договором может вклиниться в ГОЗ. У меня недавно был замечательный случай. Есть обычная фирма, которая занимается техобслуживанием зданий: подкрасить, подмазать, подчистить и т.д. У любой организации, имеющей на балансе здание, всегда есть такая вот фирма, которая по договору занимается техобслуживанием. Эта фирма обслуживает один научный институт, у которого целый комплекс зданий. Всё честно: компания выигрывает аукционы на техобслуживание. Этот научный институт разрабатывает приборы для ГОЗ. И поскольку деньги у него по контракту на оборонку идут теперь по новому закону (ему дают идентификатор, все расчёты только с отдельного счёта, через уполномоченный банк), он всем, кому надо платить, сообщил этот идентификатор, в том числе и фирме, занимающейся обслуживанием его зданий. У института других денег нет: он их получает по ГОЗ, соответственно, тратить на другие услуги он будет тоже эти деньги. Вот так фирма по техобслуживанию попала в гособоронзаказ.

Вхождение в цепочку ГОЗ несёт другое очень тяжёлое последствие: если тебе сообщили идентификатор, то вместе с ним тебе ещё сообщат, что ты должен открыть отдельный счёт в конкретном банке. Вот тут начинается самое интересное. Когда мы первый раз общались с коллегами в рамках конференции по ГОЗ, мы пришли к выводу, что получить деньги на отдельный счёт легко, а вот снять их с отдельного счёта – это самое сложное. Государство сейчас создало такую систему, что деньги, выделенные на оборонку, как бы зависают, остаются на этом отдельном счёте.

В настоящее время у нас 9 уполномоченных банков по ГОЗ на всю страну. Притом, что всего в РФ зарегистрировано около 700 банков! Я бы хотела отметить, что ещё в прошлом году было очень много обращений в Минобороны не только от поставщиков, но и от Ассоциации российских банков, которая просила расширить количество кредитно-финансовых учреждений, так как 9 банков – это очень мало. Но Минобороны не нашло никаких весомых причин для этого, поэтому банков по-прежнему только 9. Как попадали банки в этот список? Одни соответствуют требованиям, которые установлены законом. Другие были назначены специальным распоряжением Правительства РФ. Итак, в рамках ГОЗ контракты могут сопровождать следующие банки: Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Банк Москвы, Россельхозбанк, «Российский капитал», Банк «Россия», Новикомбанк и ВЭБ.

Когда вам сообщают идентификатор, вам сообщают и банк, в котором открыт счёт. И тут начинается самое сложное. Закон гласит, что каждый участник кооперации открывает отдельный счёт в уполномоченном банке. Идентификатор создаёт заказчик, потом сообщает его головному исполнителю. Головной исполнитель выбирает банк, открывает в нём отдельный счёт. Все остальные, кто попадет в эту кооперацию, уже не имеют права выбирать: им сообщается конкретный банк, в котором они открывают счета. Это приводит иногда к каким-то комичным ситуациям. Например, случай из практики. Исполнитель находится в Крыму. Там есть только один уполномоченный банк из списка – «Россия». Исполнителю сообщают, что отдельный счёт нужно открыть в ВТБ. Всё, без вариантов: нужно ехать в другой регион, чтобы открыть счёт.

Есть ещё одна, скажем так, «обманка» в законе: там сказано, что банковское сопровождение банк осуществляет безвозмездно. Но банковское сопровождение как вид деятельности – это контроль, когда банк не просто выполняет платёжные поручения своего клиента, но и проверяет соответствие документов, верность идентификатора и т. д. Помимо этого существует ещё такое понятие, как расчётно-кассовое обслуживание. Отдельный счёт – тоже счёт. А договор банковского счёта у нас не бесплатный. Банк за то, что он зачисляет и перечисляет деньги своего клиента, имеет право на вознаграждение. Поэтому контроль по закону осуществляется бесплатно, а на всё остальное существуют тарифы.

Сейчас происходит следующее: компании-участники рынка быстро сориентировались – теперь у них два прайса. Один – просто для продажи товаров или услуг, второй прайс – если у покупателя имеется идентификатор. С точки зрения законов рынка это вполне нормально: там, где больше накладных расходов, там и цена выше. И с точки зрения законодательства в этом нет никаких противоречий.

Существуют также ограничения на открытие банковских счетов. Например, предусмотренные налоговым законодательством или законом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Есть некоторые ситуации, при которых банк при обращении клиента может отказать в открытии счёта, ссылаясь при этом на другое законодательство, не на 275-ФЗ. На практике мне известны такие случаи, когда компания, являющаяся то ли третьей, то ли четвёртой в кооперации, подаёт документы, например, в Сбербанк, а ей отказывают в открытии счёта. Всё, патовая ситуация! Скажу честно: даже не знаю, как быть при этом.

Всё это ещё раз демонстрирует, что закон и поправки, вступившие в силу, до сих пор несовершенны. Страна большая – банков мало, можно легко оказаться один на один со своей бедой в том же Крыму, например, где нет необходимого банка. Или если тебе отказывают в открытии счёта по каким-то причинам. Например, по закону о противодействии отмыванию доходов нужно раскрывать бенефициарных владельцев, но вы по каким-то причинам забыли это сделать. Или же счёт на картотеке стоит, и банк отказывает в открытии другого счёта. При этом нет толковых разъяснений от Минобороны. Вернее, сами разъяснения есть, но понять в них что-то крайне сложно даже мне, как профессионалу. И это плохо.

– Если существуют такие сложности с отдельным счётом, то может ли исполнитель рассчитываться с контрагентами, например, из собственных средств?

– В законе чётко сказано: все расчёты можно вести только с отдельного счёта. Поставщики заблуждаются, если думают, что смогут расплатиться с контрагентами своими деньгами и будут сидеть и ждать, когда закончится головной контракт, и они смогут получить деньги. Из закона абсолютно не следует, что ты имеешь право в кооперации рассчитываться своими деньгами. Это ещё одна патовая ситуация: деньги есть, я готов платить, а закон предусматривает расчёты только с отдельных счетов. И все эти счета для каждого участника кооперации должны быть в одном и том же банке, который выбрал головной исполнитель.

Многие поставщики нередко задаются вопросом: «Что предпринять, чтобы по госконтракту, который закроется только в 2018 году, получить деньги сейчас?» Этими деньгами можно очень просто закрывать все свои потребности – я называю это «цедить счёт». С этого счёта можно платить зарплату, делать отчисления в пенсионный фонд, ФОМС, платить налоги, можно забрать деньги как согласованный размер прибыли, опережающий запас, расплачиваться по всем тарифным договорам. Можно в том же банке перевести деньги с этого счёта в депозит, чтобы шли проценты. Можно взять в том же банке кредит и погашать тело кредита с этого отдельного счёта. Напрашивается вопрос: а зачем вообще была придумана вся эта система с отдельными счетами? Непонятно. Я считаю, что эта система по 275-ФЗ себя не оправдывает. Лично мне больше нравится система, прописанная в 44-ФЗ, где на банки тоже возложена контрольная функция, также открывается отдельный счёт, но в этом ничего страшного нет, поскольку не создаются препоны в использовании этого счета.

Ещё одна проблема – это расчёты с нерезидентами. С ними можно рассчитываться при одном условии: список нерезидентов, которые будут входить в кооперацию, головной исполнитель должен согласовать с Министерством обороны на уровне замминистра. После подписи список нужно направить в уполномоченный банк. Но это мертвая норма. Отдельный счёт рублевый, заплатить нерезиденту можно только валютой, для чего проводится операция конвертации, а в законе сказано, что покупать валюту с отдельного счёта нельзя. Так что заплатить иностранному поставщику участник кооперации не имеет права.

– А сложно ли вообще поставщику (помимо случайного попадания) войти в цепочку ГОЗ? Нужны ли преференции малому и среднему бизнесу в этой системе?

– А в качестве кого и на какой уровень цепочки? Если на 25, то несложно: можно попасть опять же случайно, как упомянутая мною ранее фирма по техобслуживанию. На 1 уровень цепочки, конечно, не попадёшь: головные исполнители – это «окологосударственные» крупные структуры, никто просто так гособоронзаказы, естественно, не раздаёт. До вступления в силу поправок были ситуации, когда фирма просто могла не знать, что входит в цепочку ГОЗ. Это сейчас все должны друг друга информировать и сообщать идентификатор.

Нужно ли малому и среднему предпринимательству участие в ГОЗ? Почему бы и нет? Это тоже занятость, деньги. Другой момент: нужно ли вообще законодателю оказывать поддержку МСП в ГОЗ? Я считаю, что нет. Есть масса других мер поддержки малого и среднего бизнеса. Если поставщик всё же хочет войти в ГОЗ, то нужно знать, кто заказ исполняет, чтобы обратиться к этому хозяйствующему субъекту с предложением своих услуг или продукции. Причём информация о цепочке кооперации является закрытой: в свободном доступе найти её невозможно, это знает только головной исполнитель и Минобороны. Поддерживать МСП в ГОЗ смысла нет: есть другие меры его поддержки. Это моё мнение.

– Возможен и нужен ли в ГОЗ некий общественный контроль?

– Сам по себе общественный контроль нужен как субсидиарный инструмент. Если государство не может справиться со своими надзорными и контрольными функциями, то нужен общественный контроль. Но пока то, что я вижу в общественном контроле в той же контрактной системе, заставляет только за голову хвататься. Это катастрофический непрофессионализм, на который стали почему-то реагировать наши регуляторы. Как правило, всё основано на незнании, на каких-то популистских высказываниях.

Что могут эти люди проконтролировать в том же ГОЗ? Например, Росатом строит атомный ледокол. Он стоит n-ное количество миллиардов рублей. И вот какие-нибудь девочки или мальчики, которые являются активистами-контролёрами, поставят вопрос о том, нужен ли стране этот ледокол? Или он должен стоить на миллиард дешевле? Или давайте проведём общественные слушания – вдруг это лишние траты на ГОЗ? Контроль не должны осуществлять случайные люди. Сам по себе общественный контроль нужен, так как это восполнение тех функций, которые не может выполнить государство, но на практике пока я наблюдаю критический непрофессионализм активистов. Явление, которое, по сути, должно нести благо, пока является бессмысленным.

– Нет ли у Вас, как эксперта, ощущения, что поправки к 275-ФЗ писались «на коленке», второпях?

– Основная ошибка, причём провальная с точки зрения законодательства, нового подхода в ГОЗ заключается в том, что закон обязывает участников кооперации ко многим моментам. А в основе отношений лежит договор! А договор у нас свободный: заставить кого-то заключить его или открыть отдельный счёт в принципе невозможно. Обязаны выполнять ГОЗ только единственные поставщики российского вооружения и военной техники. Они должны заключать договор под страхом наложения административного наказания. Все остальные делать это не обязаны. Бывает, что овчинка выделки не стоит для поставщика, например, ниток. Зачем ему открывать отдельный счёт, заниматься всей этой волокитой – проще отказаться. Я считаю, это провал системы, потому что никто не учёл, что это не армия, здесь в основе лежат договорные и свободные отношения. Поставщикам дешевле отказаться, чем соблюдать все требования закона.

В 275-ФЗ идея и способ её реализации совершенно потеряли друг друга. Я, кстати, придерживаюсь той точки зрения, что ужесточение законодательного воздействия никогда не даёт желаемого результата. Я многократно об этом говорила. Залог эффективного регулирования – всегда в ослаблении законодательного воздействия. Как бы парадоксально это не прозвучало.

Интервью подготовлено пресс-службой ГК BiCo.
Перепечатка и копирование материалов сайта обязательны со ссылкой на bicotender.ru.


Рекомендуем
Замглавы ФСИН арестован за махинации при госзакупках
15.09.2017

Следственный комитет России обвинил замглавы Федеральной службы исполнения наказания Олега Коршунова в растрате более 160 млн рублей. Он обвиняется в махинациях при госзакупках.

Малые закупки по 44-ФЗ
22.03.2016

Любому государственному заказчику время от времени приходится совершать закупки на небольшие суммы. В некоторых случаях их объем настолько мал, что проведение конкурентных торгов считается нерациональным с экономической точки зрения. Поэтому законодатель разрешает проводить малые закупки по 44-ФЗ у единственного поставщика.

Тендеры — это спорт, в котором необходимо упражняться и научиться побеждать...
17.12.2014

Управляющий партнер брендингового агентства Plenum Brad Consultancy Илья Лазученков расскажет об опыте участия в нашумевшем тендере от ОАО «Концерн «Калашников», а также поделится своим опытом в профессиональной области, даст советы по развитию бренда, выбору развивающихся рынков и подготовке к участию в серьезных тендерах.