Вход в личный кабинет
Реклама
Главная | Интервью | Анастасия Муталенко: Идеальных законов не бывает

Анастасия Муталенко: Идеальных законов не бывает

Эксклюзивное интервью
 Руководитель проекта ОНФ «ЗА честные закупки» Анастасия Муталенко

Анастасия Муталенко заняла пост руководителя проекта Общероссийского народного фронта (ОНФ) «ЗА честные закупки» лишь пару месяцев назад. Но уже чётко знает, как и где «латать дыры» в законодательстве о госзакупках. Иначе нельзя: проект находится под пристальным вниманием президента РФ. О неидеальных законах, работе активистов, «серых» схемах – в интервью Анастасии Муталенко пресс-службе ГК BiCo.

– Анастасия Александровна, для начала расскажите непосредственно о проекте: как он работает, кто его активисты, каковы цели, чего удалось достичь за время работы?

– Проект ОНФ «ЗА честные закупки», занимающийся мониторингом государственных закупок и пресечением коррупции в области госзаказа, был создан осенью 2013 года по прямому распоряжению президента России Владимира Путина. Идея состояла в том, чтобы создать площадку, на которой активные, неравнодушные люди могли бы вести общественный контроль расходования бюджетных средств. Считаю, поставленные задачи нам удалось выполнить, проект состоялся. Наши активисты – обычные граждане со всей страны, которым не всё равно, на что и как расходуются деньги из бюджета их города, района, области, страны в целом. Это очень актуальная тема, поэтому уже сейчас вокруг проекта нам удалось объединить более 5 тысяч активистов по всей стране, которые подают сигналы о сомнительных закупках на сайт z4z.onf.ru, а мы, в свою очередь, занимаемся их проработкой.

Борьба с коррупцией, расточительством и неэффективным использованием бюджетных средств в сфере госзакупок и закупок госкомпаний – основные цели проекта.

Почти за 3 года работы проекта всего отменено и устранено нарушений в 648 закупках на 213 млрд рублей. Чиновники и бюджетные организации практически перестали закупать дорогостоящие автомобили. Подсчитав, мы можем говорить о том, что на закупках предметов роскоши, автомобилях, отказах от чартерных перелетов и дорогой мебели удалось сэкономить порядка 20 млрд рублей.

– Каковы, на Ваш взгляд, основные препятствия малому и среднему бизнесу на пути к госзаказу? В чём Вы видите решение данной проблемы, какие шаги ОНФ предпринимает для этого?

– Активисты ОНФ непосредственно в разработке законопроектов, направленных на улучшение закупочного законодательства, не участвуют, зато выходят с множеством инициатив о том, каким образом нужно изменить в лучшую сторону 44-ФЗ и 223-ФЗ. То же самое касается участия малого и среднего бизнеса: мы неоднократно говорили о необходимости расширения доступа малых предприятий к госзакупкам и закупкам госкомпаний. Правительство нас услышало, и Минэкономики России уже скорректировало «дорожную карту» по расширению участия МСП в закупках: к 2018 году 10% прямых и 25% общих закупок должны быть у субъектов малого бизнеса.

– Нуждаются ли, на взгляд ОНФ, 44-ФЗ и 223-ФЗ в совершенствовании? Каким образом должны быть доработаны законы, чтобы удалось свести к минимуму коррупцию, сделать закупки максимально открытыми и конкурентными?

– Идеальных законов не бывает, а практика всегда подсказывает, где именно нужно «латать дыры». Что касается 44-ФЗ, то тут должна отметить, что закон получился довольно удачным, прозрачным и понятным. Чего не скажешь о 223-ФЗ, по которому работают государственные компании и компании с госучастием, ГУПы, МУПы и некоторые другие субъекты госзаказа. Фактически, согласно этому закону, данные заказчики лишь декларируют свои намерения сделать ту или иную закупку, без обоснования её цены и необходимости приобретения. То есть никакой прозрачности системы. Отсюда и многочисленные злоупотребления, расточительство, необоснованные траты.

Мы за усиление контроля в 223-ФЗ, нормирование и ограничение закупок роскоши. За прозрачность с целью повышения конкурентности. К слову, совсем недавно правительственная комиссия одобрила законопроект Минэкономики о переводе ГУПов и МУПов на работу по правилам государственной контрактной системы, и мы считаем, что это наша победа, потому что говорили о необходимости данного решения более двух лет.

Но 44-ФЗ тоже нужно дорабатывать. Например, даже в электронных аукционах – наиболее конкурентных и прозрачных видах закупок – остаётся место для злоупотреблений заказчиков при обосновании начальной (максимальной) цены контрактов. Организатор тендера делает закрытый запрос коммерческих предложений у произвольных потенциальных подрядчиков, как бы опираясь на мнение рынка. Однако если эти фирмы «свои», то и коммерческие предложения они дадут с изначально завышенными ценами под «откат». В результате стоимость товара или услуги оказывается завышенной, а наши активисты, делая свои запросы предложений на рынке, недоумевают, почему они на 30-40% ниже, чем у данного заказчика в закупке. И задают соответствующие вопросы. Считаю, 44-ФЗ в этой части должен быть модернизирован, запрос коммерческих предложений должен быть открытым, прозрачным и понятным для общественных контролёров ОНФ, которые ведут мониторинг госзакупок. А так, с вопросом обоснования НМЦК у нас много инициатив. Сейчас мы их прорабатываем с нашими экспертами.

– ОНФ неоднократно выявлял необоснованно дорогие закупки. Однако количество тендеров, объектом которых являются предметы роскоши или дорогостоящие услуги, практически не уменьшилось. Как Вы думаете, почему? Как свести на нет дорогие закупки от чиновников?

– Почему же?! Как только проект «ЗА честные закупки» заработал в полную силу, количество закупок роскоши чиновниками значительно уменьшилось. Это касается приобретения автомобилей, сувенирной продукции, чартерных авиаперелётов, мебели, корпоративов и так далее. Мы видим кратное снижение по всем позициям. Да, в отдельных случаях чиновники изворачивались: например, вместо покупки шикарных машин за бюджетные деньги организовывали торги на их аренду. Но и этой возможности они уже лишены. В 2013 году, когда только запустили проект, в декабре месяце мы обнаружили закупок на проведение корпоративных мероприятий за бюджетный счёт на 500 млн рублей. Мы обратились в Правительство, к руководителям организаций и попросили пересмотреть целесообразность подобных трат. Знаете, многие отказались. Закупки на сумму примерно 250 млн были отменены, остальная половина была уже потрачена, к сожалению. Но когда мы стали готовить подобный мониторинг в 2015 году, таких закупок мы просто не нашли! И госзаказчики, и госкомпании поддержали тренд на отказ от банкетов за госсчёт, и сегодня мы вылавливаем лишь разовые случаи, но что касается сумм – они в разы меньше.

Каждый квартал мы готовим «Индекс расточительности» – наш своеобразный антирейтинг закупок. В 2016 году он заметно «похудел», и это радует. Мы видим, что заказчики отказываются от чартерных перелётов. Ещё в прошлом году мы фиксировали, как на маршруты, на которых действуют регулярные рейсы, заказывают чартерный самолёт за госсчёт. Кто-то в Думе VIP-залы хочет запретить, а тут целый самолёт для госслужащего и нескольких сопровождающих. Мы с этим вопросом много работали – в 2015 году и в 2016 уже подобных закупок практически нет, при этом заметно выросло число закупок на авиабилеты. Это положительная динамика. Что касается дорогих сувениров, таких как, например, авторский кий почти за 53 тысячи рублей, заказанный АО «Транснефть-север» и ставший абсолютным лидером раздела сувениров «Индекса расточительности» за 1 квартал 2016 года. Здесь больше безобразничают государственные компании – «благодаря» всё тому же 223-ФЗ. Покупка или аренда шикарных машин за несколько миллионов рублей, увы, тут не редкость, равно как и сувениры и, в целом, жизнь на широкую ногу.

На наш взгляд, проблему могло бы решить внедрение чёткой системы нормирования как государственных закупок, так и закупок государственных компаний. С нормированием закупок для госорганов более-менее становится ясно: в прошлом году правительство РФ приняло постановления № 926 и № 927, касающихся нормирования закупок. Первое абсолютно рамочное, второе касается госорганов и их структур федерального уровня. Там прописаны всего несколько позиций (покупка автомобилей, средств связи и два вида мебели), и мы, конечно, считаем, что эти постановления нужно дорабатывать. Хотя бы 100 чётко отнормированных позиций стали бы большим шагом вперёд.

С закупками для госкомпаний и компаний с госучастием пока ситуация остаётся не решённой. Госкомпании пользуются тем, что закон не запрещает им приобретать, например, дорогие автомобили, и они очень не хотят встраиваться в единую этическую систему. Помочь могут только строгие законодательные ограничения.

– Книга о «серых» схемах, применяемых чиновниками при госзакупках, переиздаётся уже несколько раз. Почему, на Ваш взгляд, число махинаций растёт, несмотря на активную работу проекта «За честные закупки», на принимаемые поправки к законам? Не кажется ли Вам, что здесь активисты сражаются с ветряными мельницами?

– Мы понимаем, что искоренить коррупцию в принципе невозможно – наш проект направлен на минимизацию этого порочного явления в государственном заказе. Вы же помните, ещё несколько лет назад при вопросе «Какой автомобиль у чиновника?» ответов, кроме Mercedes, на ум не приходило. И это знали все – от бабушек на лавочке до сотрудников госструктур. У людей просто накипело уже от безнаказанности и бездействия местных властей. И вот теперь есть такая площадка, как ОНФ, на которой обобщаются всеобщие возмущения и складываются в инициативы, изменения. Людям «с земли» часто лучше видно проблему, чем из кабинетов. Чем больше у нас становится активистов, тем эффективнее становится наша работа. Знали бы вы, сколько чиновников локального уровня недовольны работой наших активистов на местах: они им мешают! О каких ветряных мельницах тут можно говорить?

А число способов махинаций растёт, потому что законодательство ужесточается, мы «прижимаем» чиновников, но они находят новые способы потратить бюджетные деньги неразумно. Например, совсем недавно мы выявили совершенно новую «серую» схему при строительстве новых домов для переселенцев из ветхого и аварийного жилья. Вдаваться в подробности не буду, но именно её применение приводит к строительству так называемого «нового аварийного жилья», недовольству людей и фактическому срыву выполнения майских указов президента.

– В последнее время высшее руководство страны стало внимательно прислушиваться к активистам проекта. Какие меры после ваших обращений предпринимаются властью для прозрачности закупок?

– По итогам встреч с «фронтовиками», которые в последнее время происходят достаточно регулярно, президент России, лидер ОНФ Владимир Путин даёт список поручений кабмину, которые необходимо выполнить к определённому сроку. Их было много, остановимся на последних.

В частности, после встречи с активистами проекта 27 ноября 2015 года, лидер движения поручил правительству РФ и соответствующим министерствам проработать вопросы нормирования закупок для госзаказчиков и госкомпаний, установить ответственного за работу Единой информационной системы, которая пришла на замену порталу zakupki.gov.ru. Кроме того, президент поручил дать предложения по обязательному применению типовых проектов при строительстве социальных объектов, определению чёткого минимального объёма работ, которые обязан выполнять подрядчик, а не субподрядчик, внедрению системы фото и видеофиксации строительных и ремонтных, в том числе дорожных, работ на разных этапах исполнения контракта.

Увы, должна констатировать, что в срок было выполнено только одно поручение: комплексная проверка хозяйственной деятельности ОАО «Особые экономические зоны», о которой также было доложено лидеру на ноябрьской встрече. Вкратце, там полный мрак и практически полностью проваленные проекты создания особых экономических зон, миллиарды бюджетных рублей, выброшенных на ветер. Проверку провела Счётная палата РФ и полностью подтвердила информацию и претензии активистов ОНФ, которые были озвучены президенту. Дальнейшая судьба особых зон сейчас решается, потому что есть и удачные примеры – например, в Татарстане. Скорее всего, по каждой зоне решение будет приниматься индивидуально.

– Активисты ОНФ провели мониторинг ЕИС, по итогам которого был обнародован вывод о неготовности системы к полноценному функционированию. Кроме того, участники торгов задолго до этого мониторинга неоднократно жаловались и продолжают жаловаться на несостоятельность новой системы. Почему, по Вашему мнению, реализация проекта пока оказалась провальной? Нужна ли вообще ЕИС?

– Безусловно, Единая информационная система была нужна, так как работа бывшего портала для размещения информации о закупках не выдерживала никакой критики. Все мы знаем: после 12-ти там уже начинались постоянные перебои, зависания, плохо работал поисковик, в закупках было много «мусора», а важная информация, например, о контрактах, отсутствовала. Конечно, всё это нужно было приводить в порядок.

Справилась ли с этим новая система? Конечно, об этом говорить пока ещё очень рано. Нам, общественным контролёрам в области закупок, это доставляет неудобства, но с другой стороны, никто и никогда не выдавал сразу идеальный продукт. Помните, мы говорили о законах, о необходимости их постоянной доработки? То же самое касается ЕИС.

– На данный момент госзакупки контролируют несколько ведомств. Зачем нужен ещё и общественный контроль? Значит ли это, что надзорные органы плохо и неэффективно выполняют свою работу по контролю закупок, раз требуется пристальный контроль общественности?

– В прошлом году по 44-ФЗ и 223-ФЗ было опубликовано более 4 млн извещений. Как вы считаете, способны контролирующие органы, в основном Федеральная антимонопольная служба, охватить такой объём? Конечно, нет.

Общественный контроль в области закупок гораздо более мобильный и гораздо более широкий. Мы помощники не только для контролирующих органов, но и для самих заказчиков. Например, быстро отреагировав на замечание активиста ОНФ, заказчик может исправить ошибку в закупке, избежав наказания от Прокуратуры или ФАС.

У нас выстроены партнёрские отношения с Генпрокуратурой, Счётной палатой и ФАС: обращения от активистов ОНФ рассматриваются в приоритетном порядке. Но не столько потому, что мы состоим в движении президента, сколько наши рекомендации отреагировать на ту или иную сомнительную закупку и принять соответствующие меры действительно обоснованы и приносят пользу в работе контролирующих органов.

– Как вы относитесь к желанию «Роснефти» и «Газпрома» засекретить свои закупки? Чем, на Ваш взгляд, чревато засекречивание для поставщиков?

– Считаем данную инициативу абсолютно неприемлемой, а доводы руководства данных госкомпаний – несостоятельными. Их предложение, по сути, сводится к тому, чтобы сделать ещё более непрозрачной систему, которая и так совсем непрозрачна. О какой разведке закупок «нашими зарубежными партнёрами» может идти речь там, где и так никаких документов чаще всего нет, потому что данные заказчики работают всё по тому же 223-ФЗ?

Очевидно, что вывод «Роснефти» и «Газпрома» из-под действия 223-ФЗ резко снизит прозрачность закупочных процедур. А борьба с непрозрачностью закупок и, как следствие, с коррупцией в госзаказе – наша основная повестка. Тем более что данная инициатива в корне противоречит принципам установления единых, унифицированных, конкурентных подходов к проведению закупочных процедур, в том числе по 223-ФЗ, о необходимости внедрения которых мы говорили неоднократно. Это две крупнейшие компании страны, одни их ведущих налогоплательщиков. Этим вопросом плотно занимается и ФАС, и, я думаю, Правительство.

– Одна из ключевых проблем тендеров в рамках 223-ФЗ – огромная доля закупок у единственного поставщика. По сути, неаффилированному бизнесу практически невозможно выиграть контракт с госкомпанией. Как, на Ваш взгляд, с этим бороться, какие меры предпринимать?

– Закупка у единственного поставщика часто оправдывает себя для профильных компаний. С ней меньше волокиты и она короче по срокам. Однако в любой компании всегда проводится огромная предварительная работа с поставщиками. Она не отражена на сайте zakupki.gov.ru, но она есть: это мониторинг, запросы предложений, оценка новаций и пр. Там, где на протяжении нескольких лет все заказы берёт одна и та же фирма, работает ФАС – это её прямая обязанность. Кстати, недавно, по обращению наших активистов из Самарской области в ФАС с просьбой проверить ряд компаний на предмет нарушения антимонопольного законодательства, было возбуждено дело в отношении ООО «ФАРМ СКД», ООО «Симбирск Фарм», АО «Новофарм» и АО «Мединторг», благодаря чему был раскрыт картельный сговор поставщиков лекарств в более чем 400 аукционах.

– На форуме «Госзаказ – за честные закупки» представителем Минэкономразвития была озвучена информация, что в 2016 году в 223-ФЗ планируется внесение поправок, «общий объём которых будет больше самого закона». Какова роль активистов ОНФ в разработке законодательных нововведений?

– Все инициативы ОНФ переданы в Минэкономразвития РФ. Активисты, эксперты народного фронта входят в состав рабочих групп при Минэкономразвития. Мы регулярно собираемся, обсуждаем инициативы, чтоб те поправки, которые выходят, сразу вступали в работу, улучшали микроклимат на закупках, повышали конкуренцию, помогали МСП в госзаказе, а не требовали доработок. Но здесь, ещё раз подчеркну, нельзя давить и принимать резких необдуманных решений. Госзаказ – огромный сектор, который может усилить, при правильной работе, или ослабить экономику целой страны.

Интервью подготовлено пресс-службой ГК BiCo.
Перепечатка и копирование материалов сайта обязательны со ссылкой на bicotender.ru.

 

Рекомендуем
Госдума одобрила срок для госзаказчиков
02.12.2016

Госдума РФ в первом чтении одобрила поправки к 44-ФЗ, предусматривающие установление предельного срока, в течение которого заказчик обязан оплатить поставленный товар, выполненную работу или оказанную услугу.

Столичный стиль: закупки Москвы по 44-ФЗ
25.07.2016

В Москве количество госзакупок у малого и среднего бизнеса растет, экономия осталась на прежнем уровне

Тендерная CRM-система: прорывная технология BiCo
29.03.2016

ГК BiCo активно готовится к запуску уникальной тендерной системы, после которой, по заверению создателей, участие в тендерах перейдет на качественно новый уровень. О разработке рассказал генеральный директор ГК BiCo Алексей Орищенко.