Нажимая на кнопку "Отправить заявку", вы принимаете условия пользовательского соглашения.

Уточняем ваши пожелания. Подбираем лучшие тендеры.
Вы участвуете и побеждаете!
Вход в личный кабинет
Реклама
Главная | Информация от партнеров | Феликс Кордыш о наиболее актуальных вопросах тендерного рынка

Феликс Кордыш о наиболее актуальных вопросах тендерного рынка

Ген.директор

Генеральный директор «ЗАО Сбербанк-АСТ» Феликс Кордыш рассказал Пресс-службе bicotender.ru о способах победы над коррупцией в госзакупках, об основных тенденциях тендерного рынка, Контрактной системе и роли малого и среднего бизнеса в закупках.

«Если бы мне после окончания института кто-то рассказал, какие кульбиты будет вытворять моя карьера, я бы не поверил», – именно с таких слов началось интервью с Феликсом Семеновичем Кордышем – генеральным директором ЗАО «Сбербанк-АСТ». На сегодняшний день это один из самых известных людей в сфере закупок. Феликса Кордыша знают как талантливого руководителя, а его экспертное мнение ценится в самых высших кругах. На торговой площадке «Сбербанк-АСТ» размещается до 50% государственных заказов, а с площадкой работают 200 тысяч пользователей. Множество удобных сервисов, единая удобная регистрация для участия в любых торгах, а также бесперебойность при проведении торгов является одним из критериев выбора данной электронной площадки заказчиками.

До того как возглавить один из самых успешных проектов России последних лет, Феликс Кордыш успел проработать врачом, переводчиком и даже профессионально занимался фотографией. Когда общаешься с такими многогранными людьми, всегда ждешь каких-то особенных впечатлений от интервью. И, забегая вперед, ожидания оправдались. Но обо всем по порядку.

– Феликс Семенович, расскажите о наиболее значительных моментах вашей биографии…
– Родился я в Днепропетровске, окончил школу в Житомире, а высшее образование получал уже в 1-м Ленинградском медицинском институте по специальности «Лечебное дело». После работал онкологом-радиологом в НИИ онкологии им.проф.Н.Н. Петрова. Общего с моей нынешней работой то, что я одним из первых в Советском Союзе стал заниматься разработкой медицинских баз данных и регистров. Позднее я был и фотографом, и переговорщиком... Время было такое, что нужно было как-то кормить семью и зарабатывать деньги.

– А чем вы занимались перед тем, как начать свою деятельность в «Сбербанк-АСТ»?
– Скорее всего, при приглашении на работу во внимание были приняты мои разработки в сфере медицинских баз данных, но в целом не нужно искать взаимосвязи между моей предыдущей и нынешней деятельностью. Тем более что методологии подготовки специалистов по электронным торгам как не было раньше, так, по сути, нет и сейчас. Большинство людей, которых пригласили в проект, – это люди, способные учиться и развиваться самостоятельно.

– Помните свой первый рабочий день? 
- Разумеется! Приказ о моем назначении был подписан в день начала мирового финансового кризиса – 1 августа 2008 года. Рынок отреагировал на мое назначение странно (смеется).

– На какой позиции вы начинали свой карьерный путь?
– Меня приглашали на должность менеджера, а в течение года я уже стал генеральным директором дочернего общества. Развиваться помогло то, что наша команда правильно ставила задачи и оперативно их решала. С точки зрения управления нельзя не отметить председателя совета директоров ЗАО «Сбербанк-АСТ» Николая Андреева. Он собрал разных людей, которые при этом очень хорошо дополняли и дополняют друг друга.

– Когда вы только начинали свою работу, была ли уже разработанная концепция и регламент работы электронной площадки?
– Конечно, регламент существовал, но в процессе многие моменты были пересмотрены. Некоторые разработчики системы входили в число экспертов Минэкономразвития России или ФАС России, и мы, разумеется, прислушивались к мнению экспертного сообщества. Но, повторюсь, опыта реализации подобных проектов на тот момент не было ни в России, ни даже в мире. Поэтому на этапе разработки вносились определенные изменения и коррективы.

– То есть Россия – это единственная страна, где есть практика электронных аукционов?
– Что-то похожее есть в Южной Корее и Соединенном Королевстве. Но, к примеру, в Великобритании лишь 5% государственных закупок осуществляется посредством электронных торгов. В большинстве случаев действует знаменитое немецкое правило «четырех глаз», когда решение принимают 2 независимых друг от друга чиновника, глядя на коммерческое предложение участников. 

– Почему же тогда в России решили пойти по другому пути?
– Мы пошли по пути электронных торгов из-за высокой коррупционной составляющей. Помнится, еще Дмитрий Анатольевич Медведев говорил, что хищение и неэффективное использование средств при госзакупках составляет около 1 триллиона рублей в год. Думаю, что не ошибусь, если скажу, что в коммерческих закупках сумма, как минимум, не меньшая. Вы только вдумайтесь: мы теряем 2 триллиона рублей в год на одних только закупках – с такими финансовыми потерями и войны не нужно. Тот продукт, что мы производим у нас, зачастую дороже, чем в Европе. Хотя, казалось бы, рабочая сила дешевле, энергоносители дешевле, а в итоге все дороже. Почему? Здесь или казнокрадство, или добросовестная глупость. Я не знаю, что лучше или хуже, но на торгах часто присутствует и то, и другое.

– На ваш взгляд, коррупция – неотъемлемая часть русской ментальности или же в сфере закупок по-другому невозможно?
– В процессе эволюции мы забываем о своих корнях. Слово «коррупция» – заимствованное, им сейчас называют практически все нарушения и преступления, связанные с получением взяток. Раньше в ходу были другие определения: мздоимство и лихоимство. Мзду берут за то, что ты должен делать бесплатно, но с ней ты делаешь лучше и быстрее. Лихоимство – это когда ты берешь деньги за то, чего делать категорически нельзя. На первое всегда смотрели снисходительно и сквозь пальцы, сейчас это часто называют дополнительными сервисами. А вот за лихоимство нужно строго наказывать.

– Вы считаете, что есть методы если не искоренения, то хотя бы снижения уровня коррупции?
– Конечно, есть! Нужно сделать, чтобы это лихоимство и казнокрадство стало экономически невыгодным. Как? Очень просто: ввести материальное стимулирование сотрудников закупающих подразделений. Если они купили что-то дешевле и лучше – их надо премировать. Сейчас сотрудник, который решает вопросы на миллиарды, сидит на низшей тарифной сетке оклада. Это же недопустимо! Воровство должно быть невыгодным. Я думаю, что абсолютно всех устроит вариант, при котором сотрудник добросовестно исполняет свои обязанности, получая за это материальное поощрение. 

– А какие инструменты противодействия коррупции заложены в электронной площадке?
– Основное преимущество электронных площадок – это равнодоступность и возможность для поставщиков защитить свои права. Пожалуй, самое большое достижение – электронный след проведенных закупок. Это не пыльная папка, которая лежит в ящике стола, все доступно для машинной обработки. Включая список аффилированных лиц по большинству российских компаний, ИНН и КПП участников тендеров и множество других пунктов. 

– В завершение темы коррупции: каковы, на ваш взгляд, перспективы Контрактной системы по этой проблеме?
– Предполагать, что в нынешнем виде Контрактная Система решит большинство проблем, пока не стоит. Однако она включила в себя множество полезных нововведений и лучшие стороны 94 закона. Безусловно, есть расхождение в том, какие механизмы заложены в Контрактной системе, и в том, что лично мне хотелось бы там видеть. Например, если есть электронный контракт, то должен быть и полный электронный документооборот по его исполнению: электронный акт выполнения работ, счет-фактура, протокол разногласий. Сейчас этого нет. В том, что это будет экономически выгодно, я не сомневаюсь.
Банковские гарантии тоже должны быть в электронном виде. В целом это предусмотрено, но вводить нужно уже сейчас, поскольку подложных банковских гарантий невероятное количество. Часто Заказчика это устраивает, а Поставщика – тем более. Для него банковская гарантия лишь необходимое зло.

– Давайте перейдем непосредственно к «Сбербанк-АСТ». На вашей площадке размещается более половины всех госзаказов. Почему заказчики зачастую предпочитают именно вас?
- Мы изначально разрабатывали площадку под медленные каналы связи, поэтому на плохом интернет-соединении «Сбербанк-АСТ» работает быстро. Чисто технический плюс еще и в том, что наша система разделена на блоки. Мы дорабатываем не всю площадку, а, исходя из задач, работаем с отдельными секторами, что значительно удобнее. Кроме прочего, у «Сбербанк-АСТ» весьма понятный и удобный интерфейс. Для нас важна обратная связь. Когда кто-то из пользователей присылает скриншот с пометками как можно сделать лучше, то мы считаем это лучшей формой благодарности. 

– Кто ваши основные конкуренты?
– Остальные электронные площадки нам не конкуренты – мы все коллеги. В основе своей все электронные площадки должны быть функционально идентичными. Речь может идти лишь о конкуренции на уровне дополнительных услуг и сервисов. И вот тогда мы должны думать, что же сделать удобного и хорошего для Заказчика и Поставщика, чтобы они отдали предпочтение именно «Сбербанк-АСТ». 

– У вас хранится огромный объем данных. Есть ли вероятность фатального сбоя площадки, и какова ее защищенность от хакерских атак?
– На сегодняшний день мы самый атакуемый ресурс в российском интернете. Ни eBay, ни Amazon не пытались «валить» с таким энтузиазмом. В последних DDоS атаках участвовало более миллиона ботов. Наша общая неработоспособность на той атаке была несколько минут. Однако эффективно противостоять DDoS-атакам можно только зная их сценарий, а это возможно только после анализа состоявшейся атаки, когда уже ущерб нанесен. Прошу извинить, но углубляться в детали предпринимаемых нами усилий по противодействию DDoS-атакам я бы не хотел по совершенно очевидным причинам.

– «Сбербанк-АСТ» уделяет много внимания образованию поставщиков. Как меняется ситуация в этом направлении?
- Компании стали более осведомлены, но до сих пор существует множество мифов среди поставщиков. Скажу так: если у тебя нет веры в возможность честной борьбы, то не выходи на старт. Все говорят, что нужно поддерживать малый и средний бизнес. Для малого и среднего бизнеса с точки зрения организации процесса созданы абсолютно идеальные условия. Малый и средний бизнес не принимает достаточных усилий для отстаивания своих законных прав. Возможностей для заключения контракта в комфортном ценовом диапазоне для малого и среднего бизнеса в разы больше, чем самих участников. Есть незаключенные контракты в данном сегменте, когда на аукционе нет ни одного участника! И таких торгов много: порядка 7-8 процентов от общего числа. А нужно-то просто встать и прийти.

– А в действительности это могло бы принести им коммерческую прибыль?
– Это как если бы вас остановили возле метро, накормили бесплатно в каком-либо кафе и еще сказали «спасибо». Изначально на аукционе выставлена максимальная цена контракта – самая высокая, которая может быть. Заказчик призывает участников из малого и среднего бизнеса: «Вот тебе, дорогой поставщик, контракт по максимальной цене, только приди и скажи, что хочешь его исполнить». Не приходят!

– Что же должно произойти, чтобы ситуация изменилась?
– Человек должен осознать степень своего невежества и от этого отталкиваться. Поставщик со стороны находится в более выигрышном положении, чем, скажем, ангажированный заказчиком. То, что второй должен отнести на взятку, добросовестный поставщик оставляет себе в качестве прибыли. Для этого нужно лишь проявить характер и иметь адекватного юриста. В большинстве случаев достаточно одного характера.

– Феликс Семенович, большое спасибо за интервью и интересные ответы!
– Спасибо вам!

Пресс-служба bicotender.ru