Вход в личный кабинет
Реклама
Главная | Статьи | Единственные и неповторимые: закупки по 223-ФЗ идут на неконкурентной основе

Единственные и неповторимые: закупки по 223-ФЗ идут на неконкурентной основе

закупки по 223-ФЗ идут на неконкурентной основе - bicotender.ruМинистерство экономического развития представило итоги мониторинга применения 223-ФЗ в первом полугодии этого года. Статистика для поставщиков печальная: госкомпании по-прежнему отдают предпочтение неконкурентным процедурам. Тем более что закон оставляет огромное поле для закупочных маневров.

За полгода 2016-го заказчики разместили в ЕИС 597 507 извещений о закупках. Общий объем по ним превысил 8,7 трлн рублей. Это на 12% больше, чем за аналогичный период 2015 года (570 372 извещения на 7,7 трлн).

39% (3,8 трлн рублей) от общего объема заключенных договоров пришлось на долю 5 крупнейших заказчиков: «Роснефть» (2,1 трлн рублей). ЗАО «РН-Транс» (507 млрд), АО «ФГК» (461 млрд), «Аэрофлот» (407 млрд), «Газпром» (383 млрд).

Колоссальное число закупок, а именно 96% от общего количества, прошло на неконкурентной основе: 51% – у единственного поставщика, 45% – «иными способами», так горячо любимыми госкомпаниями (их количество увеличилось на 7,2% по сравнению с 1 полугодием года прошлого). И только 4,7% закупок (капля в море!) заказчики провели посредством конкурсов и аукционов.

В рамках 223-ФЗ заказчикам есть, где развернуться: МЭР насчитало 3800 (!) способов определения поставщика. Тут и «наш любимый способ закупки», и «закупка на основе устойчивых хозяйственных связей», и «единственный источник», и «архивный способ», и даже «иной не запрещенный законом способ». Все перечисленное – маскировка закупок у единственного поставщика.

Чиновники признают: «Многообразие способов закупок негативным образом отражается на обеспечении прозрачности закупок и добросовестной конкуренции между участниками закупок, поскольку затрудняет подготовку к процедуре закупки, создает предпосылки для сговора недобросовестных заказчиков с поставщиками (подрядчиками, исполнителями)». Для поставщиков подобные выводы – давно не новость.

Разнообразие закупок в Минэкономразвития объясняют отсутствием в законе четких требований к их способам. «Самые эпохальные изменения, которые ждут 223-ФЗ, – это внедрение исчерпывающего перечня способов закупок и установление жестких требований к заключению договора», – говорил в мае этого года директор департамента развития контрактной системы Минэкономразвития Максим Чемерисов.

«223-ФЗ должен четко регламентировать способы закупок, – соглашается с чиновником тендерный специалист ГК BiCo Екатерина Дементьева. – Сами заказчики не должны их изобретать, как происходит сейчас. Нужно, например, сформировать перечень способов закупок, а госкомпании уже будут выбирать из него подходящие для них, прописывать их в своих положениях о закупках».

Пока обещанные чиновниками «эпохальные» поправки не приняты Госдумой: большинство глобальных изменений 223-ФЗ после весенней сессии так и осталось проектом.

Малые, да удалые

По статистике Минэкономразвития, в 2016 году с субъектами малого и среднего предпринимательства (МСП) заключено 9,5% от общего объема договоров (по данным отчетов заказчиков, размещенных в ЕИС; по реестру договоров еще меньше – 6,5%). Напомним, в рамках 223-ФЗ госкомпании в 2016 году должны отдавать малому бизнесу по прямым договорам 10% от общего объема.

Средняя стоимость контракта с МСП в первом полугодии составила 7 млн рублей. Вместе с тем МЭР опубликовало случаи заключения договоров с малым бизнесом, стоимость которых значительно выше размеров предельной выручки компаний (малые предприятия – 800 млн рублей, средние – 2 млрд рублей). Так, самым крупным договором, заключенным с субъектом МСП, стал контракт от «Газпрома» на 50,3 млрд рублей с ООО «НИПИ НГ Петон». «Данная практика может рассматриваться как формальное выполнение квоты закупок у субъектов МСП», – пишут чиновники в докладе.

Еще один яркий пример формализма – контракт все того же «Газпрома» с ООО «СГМ» (обозначен как субъект МСП). Сумма договора составила 6,2 млрд рублей. Для несведущих: ООО «СГМ» – это сокращенное название компании «Стройгазмонтаж», которой владеет Аркадий Ротенберг. Именно ему достался от Forbes титул «Короля госзаказа – 2016».

Как нетрудно догадаться, все крупные закупки проводились на неконкурентной основе.

В ближайшем будущем в качестве основной меры по расширению доступа малого бизнеса к закупкам госкомпаний МЭР видит увеличение годового объема прямых договоров с МСП до 15%. При этом чиновники не уточняют, что помешает госкомпаниям и дальше выдавать крупных поставщиков за малые предприятия и лишь формально выполнять квоту?

В самих госкомпаниях, естественно, не согласны с предложением МЭР по увеличению квоты. Так, НК «Роснефть», которая регулярно строчит письма по отсрочке реформы 223-ФЗ правительству и профильным ведомствам, высказывает мнение: рано отдавать МСП 15% контрактов (квота должна выполняться уже со следующего года). По мнению госкомпании, малые предприятия не всегда могут поставить необходимые работы или товары, поэтому при определении квоты необходимо учитывать специфику заказчика. С нефтяной госкомпанией солидарны «Россети».

«Вряд ли увеличение квоты что-то кардинально изменит, – считает тендерный специалист BiCo Екатерина Сулло. – Эта мера не настолько действенна, насколько власти придают ей значение. У малого бизнеса зачастую нет возможности и ресурсов выполнить какой-то заказ госкомпании, соответственно, заказчик не может разместить крупный, технически сложный заказ для МСП. В законе нужно четко прописать наименования товаров, работ и услуг, которые госкомпании должны закупать у малого бизнеса. Кроме того, нужно жестко контролировать, кто является выгодополучателем по контракту. Ничего не мешает подрядчику, который является МСП, спустить заказ субподрядчику, не являющемуся, в свою очередь, субъектом малого предпринимательства. Как правило, подобные МСП создаются в качестве «прослойки» для участия и побед в закупках».

Лучше меньше

В I полугодии 2016 года с ЕИС было интегрировано 170 электронных торговых площадок (ЭТП), на которых могут проходить торги по 223-ФЗ. Общий объем тендеров, проведенных на них, превысил 2,4 трлн рублей (28% от общего объема закупок). Для сравнения: в 2015-м за аналогичный период на ЭТП провели тендеров на 1,8 трлн рублей.

Половина закупок (49%) прошла на трех площадках-лидерах: ЭТП ГПБ (490 млрд рублей), B2B-Centre (354 млрд рублей) и ЭТП ОАО «РЖД» (328 млрд рублей). 99% тендеров в электронной форме прошло только на 43 площадках, на 7 провели 1 закупку, на 42 – ни одной.

«Неограниченное число электронных площадок вынуждает потенциальных участников закупок проходить аккредитацию на значительном количестве таких площадок, что приводит к возникновению дополнительных временных и финансовых затрат», – пишет МЭР.

Чиновники предлагают вполне логичную панацею: «Данную проблему планируется решить посредством ограничения количества операторов электронных площадок и установления к ним единых требований». С соответствующей инициативой Минэкономразвития выступает не единожды, но закрепить ее законодательно чиновникам до сих пор не удалось.

«Если говорить о торговых площадках, на которых проходят торги по 223-ФЗ, то здесь две основные проблемы, – поясняет Екатерина Дементьева. – Первая заключается в том, что многие ЭТП требуют спецключи. Например, ключ РЖД подойдет только к РЖД – ни к какой другой площадке. Спецключи – это немалые деньги и время на изготовление. Вторая проблема – это тарифы. Так, на ЭТП ГПБ, для участия в закупках до 10 млн в течение одного года, нужно заплатить 30 тыс. рублей одним платежом. При этом неизвестно: примешь ты участие в нескольких тендерах или в одном, одержишь ли хотя бы раз победу. А ведь именно закупки до 10 млн являются самыми привлекательными для малого и среднего бизнеса. Чтобы расширить доступ МСП к площадкам, на которых идут закупки по 223-ФЗ, нужно, конечно, ограничить число площадок, снизить тарифы или заменить их фиксированными депозитами, которые перечисляются оператору ЭТП в случае победы».

Что касается ограничения количества ЭТП, то тут основным критерием, по мнению экспертов, должно стать отсутствие аффилированности площадок с заказчиком: операторами ЭТП могут быть лишь сторонние организации, никак не связанные с госкомпаниями.

Кстати, в новом варианте поправок к закону Минэкономразвития заметно пошло навстречу компаниям с госучастием: все основные ограничения (в том числе, уменьшение количества ЭТП до пяти) могут коснуться лишь лотов с ценой до 5 млн рублей, тогда как изначально фигурировала цена 200 млн. Цифра, прописанная в последней редакции поправок, смехотворная, заключают эксперты.

Тендер с препятствием

Судя по докладу, препоны для участников тендеров – излюбленное дело заказчиков. «По результатам проведения процедур контрольного участия в закупках установлено, что одной из причин, затрудняющих участие в закупке субъектов МСП, являются избыточные требования, устанавливаемые заказчиками к заявке на участие в закупке и документам, входящим в ее состав. Данную проблему предполагается решить путем установления исчерпывающего перечня документов, которые заказчики вправе потребовать в составе заявки от участников закупки, являющихся субъектами малого и среднего предпринимательства, а также требований к указанным документам», – предлагают чиновники.

«Зачем писать трактаты для закупки, например, канцтоваров?», – поддерживает МЭР Екатерина Сулло. При этом эксперт рекомендует законодательно закрепить финансовую границу, до которой заказчик не сможет устанавливать дополнительные требования.

Минэконом также предлагает расширить перечень случаев, когда участник закупки может жаловаться в ФАС на действия заказчика. Сейчас статистика регулятора, прямо сказать, не впечатляет: за 6 месяцев в центральный аппарат ФАС было подано 190 жалоб (в 2 раза больше, чем за тот же период прошлого года). 66 из них признаны обоснованными, выдано 27 предписаний по результатам рассмотрения.

«Увеличение случаев обжалования в антимонопольный орган действий (бездействия) заказчика позволит участникам закупки существенно упростить защиту своих законных прав и интересов, увеличит возможности контроля закупок отдельных видов юридических лиц», – полагают в МЭР.

«Какие именно случаи для обжалования хотят добавить чиновники, не совсем понятно, – недоумевает Екатерина Сулло. – Поставщики и сейчас могут жаловаться на результаты торгов, на документацию, на действия заказчиков». По мнению тендерного специалиста, нужно не перечни расширять, а буквально на пальцах объяснять участникам торгов, что такое жалоба, как и куда ее писать. Многие поставщики до сих пор воспринимают жалобу по сложности сродни исковому заявлению в суд, потому и неохотно подают ее в ФАС.

«Вообще, сейчас 223-ФЗ написан таким образом, что это не закон о закупках, а некий рекомендательный документ без жестких и четких рамок для заказчиков, – подытоживает руководитель тендерного отдела BiCo Анна Крайнева. – Он позволяет госкомпаниям осваивать деньги, как они того хотят, выбирать только тех поставщиков, которым хотят отдать контракт. По сути, заказчики осуществляют закупки для галочки, конкурентной среды нет. Все закупочные процедуры, проводимые госкомпаниями, должны быть жестко регламентированы законом: всё должно быть предельно прозрачно, открыто и доступно для поставщиков».


Рекомендуем
Переход на электронные торги отложен до 2019 года
12.05.2017

Полный перевод госзакупок в электронный формат отложен до 2019 года. Соответствующее поручение дал президент РФ Владимир Путин.

Рынок закупок по безопасности в 2015 году
10.02.2016

Многие компании сделали ставку на работу с госсектором. Эксперты ГК BICO с помощью модуля «Аналитика» системы bicotender.ru проанализировали тендеры в категории «Безопасность». Как видно по результатам исследования, самыми стабильными с точки зрения заказов остаются силовые ведомства и нефтегазовые госкомпании.

Пусть меня научат: разработан вузовский курс по закупкам
11.11.2015

Российская академия народного хозяйства при Президенте РФ и эксперты проекта «За честные закупки» презентовали новый образовательный курс «Государственные и муниципальные закупки». В чём его уникальность, пресс-служба BiCo выяснила у преподавателя РАНХиГС Бориса Пивовара.